Сорвалось…

30.05.2005 10:36

“До конца года на предприятиях и в организациях, осуществляющих деятельность с использованием сведений, составляющих госсекреты, будут установлены новые правила благонадежности для работников”, — сообщила 20 мая “Хартия-97”. Новое “Положение о порядке предоставления допуска физическим лицам к госсекретам” предусматривает, что всем, чья работа связана с тайнами, придется подписать специальное заявление следующего содержания: “В связи с предоставлением допуска к госсекретам даю согласие на проведение органами госбезопасности РБ в отношении меня проверочных мероприятий, а также на временное ограничение в связи с этим права на неприкосновенность личной жизни”. Если забрать у западного человека личную жизнь, что у него останется? Скучная работа, движение вверх по карьерной лестнице, стремление зарабатывать больше — и все для того, чтобы сохранить личное благополучие, без которого эти «напряги» не имеют значения. Если отнять личную жизнь у белорусов, останется самое главное — наша Тайна. Величие белорусского госсекрета таково, что никакие прелести личной жизни людям, приобщенным к нему, просто не нужны. Хранители нашей Тайны готовы во имя нее идти на любые лишения.

За комментарием к совминовскому положению мы обратились к человеку, не знающему притягательного света нашей Тайны и никогда не имевшему отношения к секретам, — киноактеру и кинорежиссеру Владимиру Гидлевскому. Согласен ли он отказаться от своей личной жизни в пользу обладания госсекретами? Если да, то на каком этапе? В чем, наконец, может заключаться эта пресловутая белорусская государственная Тайна?

— Я считаю, что личная жизнь — это личная жизнь. Жертвовать ею — то же самое, что давать согласие на кастрацию. Как можно добровольно отказываться от такого?

Тот, у кого все классно в личной жизни, у кого есть любовь, здоровье, деньги, тот действительно счастлив. Счастливее человека, знающего какие-то тайны. Потому что радости личной жизни никакой гостайной не заменишь.

Вмешательство в личную жизнь неприятно на всех этапах. Даже на самых поверхностных, когда кто-то следит за тобой, узнает, с кем ты общаешься. Я считаю, что даже поверхностно лезть в личную жизнь не надо. Кто с кем хочет, тот с тем пусть и общается. Если человек хочет поговорить с кем-то, выпить чашечку кофе или кружку пива, почему кто-то должен за ним следить? Это никого не касается! Не говоря уже о прослушивании телефонов, подглядывании в постель на предмет того, кто с кем спит.

Одно дело, когда человек на работе. Там он действительно ограничен, может позволить себе не все, что хочет. Он должен соблюдать субординацию, не допускать вольностей и грубостей в адрес начальства. Но это — на работе. В личной жизни человек самодостаточен, имеет право сам решать, куда и с кем пойти, как использовать свободное время — отправиться ли ему в ресторан, на дискотеку или вообще в круиз поехать отдохнуть. В это никто не должен влезать. Я лично свою личную жизнь, свое благополучие никогда не обменяю на государственные тайны.

В чем наша тайна? Я считаю, что и тайн-то особых у нас нет. Ну что здесь скрывать? Тайны были в СССР, там были атомные бомбы, был всесильный КГБ. А если сейчас сюда засылают каких-то иностранных разведчиков, каких-то заграничных шпионов, то что они тут делают? Что ищут? Все ведь на поверхности, все и так всем ясно, как Божий день.

Автор: Белорусская газета